Выражение европейского начала

Выражение европейского началаХотя важность западноевропейского культурного опыта для формирования личности Петра I, отмеченная ещё его современниками, вот уже три столетия не подвергается сомнению, очевидно, что вклад в перенос этого опыта отдельных деятелей культуры требует более пристального внимания. Можно надеяться, что исследования в этой области позволят ответить на ряд непростых вопросов, из которых хочу выделить следующий.

Если компания знакомцев Петра из Ново-Немецкой слободы Москвы была многонациональной и, соответственно, национально неоднородными были исходившие от них культурные влияния, почему самым концентрированным выражением европейского начала в культуре стали для Петра Нидерланды? Почему именно они выступили в его представлениях в качестве эталонной системы, которую он сознательно и бессознательно, точно и с вариациями на протяжении жизни копировал? Почему голландский язык оказался единственным из иностранных, на котором говорил Пётр?

Несомненно, важную роль в такой ориентации его внимания и конденсации предпочтений сыграли «агенты влияния», посредники, среди них — Андрей Андреевич Виниус, ставший таковым относительно рано и не прерывавший своей деятельности в этом качестве на протяжении всего периода, пока формировались культурные ориентиры и горизонты Петра.

А. А. Виниус представлял собой редкий в окружении царя пример натурализовавшегося в России европейца. Его отец Андриес Дионейсзон или Андрей Денисович, как звали его на русский манер, был нидерландским купцом, успешно торговавшим европейскими товарами в России и российскими в Нидерландах. Готовность исполнять поручения московского правительства была должным образом оценена: он получил в России торговые льготы, а некоторое время спустя жалованную грамоту на строительство доменного и железоделательного вододействующего металлургического завода — первого в России предприятия такого типа. Нидерландец в «чистом» виде, он жил в России и, вероятно, освоил русскую грамоту — сохранились челобитные, вероятно, написанные им лично. Разгоревшийся и не затухавший долгие годы конфликт с компаньонами по бизнесу толкал его к сближению с русскими. И такое сближение произошло, причем взаимное. По свидетельству одного из пребывавших в столице современников, «голландец Андрей Денис» был человеком, к мнению которого российские власти прислушивались очень внимательно, поскольку он был «предан более русским, нежели немцам».

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: