Голландский публицист

Голландский публицистГолландский публицист имел множество литературных врагов, среди которых самый известный — Вольтер. О своём предшественнике в деле написания биографии русского царя знаменитый француз писал в предисловии к «Истории России при Петре Великом». По его словам, так называемая история Петра Великого, вышедшая в Амстердаме в четырёх томах под именем боярина Нестесураноя, — «это одно из слишком распространённых литературных мошенничеств. …Таким образом прекрасное издательское искусство заставляют служить самой презренной коммерции. Голландский издатель заказывает книги словно фабрикант, производящий ткани; и находятся, к сожалению, писатели, которые как поденщики вынуждены продавать свой труд этим торговцам. Отсюда все эти пошлые панегирики и эти клеветнические памфлеты, которыми завалена публика. Это один из самых постыдных пороков нашего века».

Последние годы жизни Жан Руссе де Мисси провел в Голландии, в местечке Маарссен близ Утрехта, где руководил типографией французского эмигранта Жоли. Умер он после тяжёлой и продолжительной болезни 13 августа 1762 года в городке Эйтхорн близ Амстердама.

Враждебность к Франции и к просветителям, преданность протестантизму, а также веротерпимость были постоянными чертами воззрений Руссе де Мисси. Вместе с тем он часто менял свои политические симпатии и цинично признавался в своём «хамелеонстве». «Для Жана Руссе де Мисси Нидерланды стали второй родиной», — пишет Г. А. Шатохина. Однако едва ли этот журналист отличался стойким патриотизмом, хотя и издавал газету «Истинный голландский патриот» . Скорее он являл распространённый тип космополита XVIII века, готового продать своё перо тому, кто больше заплатит. Он получал постоянные или временные субсидии от австрийского, английского и русского правительств. Однако приверженность его к Голландии, конечно, не случайна. Как отмечал Рене Помо, республиканская власть, федеративная структура, толерантное сосуществование протестантского большинства с католиками, жизненная необходимость вести оживлённую международную торговлю, — всё это делало Соединённые провинции Нидерландов самыми свободными землями в Европе. В многочисленных амстердамских кафе французы и немцы имели полную свободу выступать против своих монархов. Везде господствовала свобода совести. Евреи чувствовали себя здесь в полной безопасности. Интеллектуальная свобода рано утвердилась в торговых городах Соединённых провинций. В гостеприимную страну стекались всякого рода беженцы. Голландию называли «общей родиной всех честных несчастных людей». Но в этом же потоке в страну проникали авантюристы всех мастей: обыкновенные преступники, смелые мыслители, расстриги…

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: