Постановка пьес

Постановка пьесПостановки пьес Горького занимают в этих фестивалях самое видное место. По неполным данным, пьеса «Мещане» выдержала в ПНР 18 постановок, «На дне» — 9, «Васса Железнова»— 12, «Егор Булычев и другие» — 11, «Враги» — 4. По два раза ставились пьесы: «Дети солнца», «Варвары», «Последние». Шли также «Дачники», «Старик», «До — стигаев и, другие»; в настоящее время в Варшаве ставят «Фальшивую монету».

При всей популярности всемирно известной пьесы «На дне» наибольшее признание в Польше получила пьеса «Мещане». Ей принадлежит рекордное число постановок — 27. Характерно, что и в буржуазной Польше чаще «Мещан» не ставилась ни одна пьеса Горького.

Даже буржуазные газеты должны были признать значение этой пьесы Г Однако, несмотря на большую популярность пьесы, вокруг нее шла своеобразная борьба. Уже в первых отзывах польских критиков на ранние постановки.«Мещан» в ноябре 1902 г. в Кракове и в январе. 1903 г. во Львове наблюдается явное непонимание идейного пафоса пьесы. Например, анонимный рецензент газеты «Век новы», не поняв идейно-философского пафоса «Мещан», писал о том, что в пьесе Горького не «столько новых и оригинальных мыслей, сколько жизненных картин, снятых с фотографической точностью». И хотя он завершил свою рецензию признанием пьесы как «вещи громадной», но подлинного смысла этого произведения не раскрыл.

Непонимание новаторского и революционного смысла «Мещан» нашло свое выражение и в том, что польские критики того времени не увидели в спектаклях пьесы Горького должного соответствия между Нилом и «лагерем мещан». Многие рецензенты считали, что основной идеей пьесы является изображение конфликта между «отцами» и «детьми» внутри мещанской среды, а не между лагерем мещан и противостоящим ему пролетариатом, представителем которого был Нил. Поэтому, судя по рецензиям на спектакли «Мещан», стариков Бессеменовых трактовали в сентиментальном плане. Один из рецензентов писал: «Признаюсь, что родители, хотя Горький не жалел для них темных красок, являются для меня симпатичнее детей». Конечно, наряду с Петром и Татьяной, рецензент зачислял к «лагерю детей» и Нила.

Стремление втиснуть горьковское произведение в узкие рамки проблемы «отцов» и «детей» можно найти и в высказываниях других критиков. Известный польский публицист начала XX века В. Яблоновский считал и «отцов» и «детей» «явными или скрытыми негодяями», хотя «мещанский лагерь», по мнению критика, «изображен в пьесе намного приличнее, чем те, которые должны воплощать лучшие элементы будущего». Даже Габриеля Запольская, автор знаменитого «мещанского трагифарса», по определению самой писательницы,— «Морали Пани Дульской», с чувством сожаления отнеслась к старикам Бессеменовым, ибо ей показалось, что Нил оскорбил их своей чрезмерной грубостью и пренебрег «гнездом», «…в которое был принят по милости». Поэтому для польской писательницы Нил являлся в пьесе «…безусловно, самой отвратительной фигурой». По мнению Запольской, Нила «не занимает ничто, кроме еды, хорошего настроения, наслаждения и спокойствия…»

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: