Путешествие через Московию

Путешествие через МосковиюВ «Путешествии через Московию» Корнелию де Бруину удалось передать причудливое соединение традиционных черт жизни огромного государства, поразившего художника своим величием, и примет нового, европейского стиля жизни. Де Бруин обладал даром зримо и ярко рассказывать о, казалось бы, самых заурядных предметах и событиях. Его словесные описания напоминают картины «малых голландцев»: предметы, пейзажи, портреты людей, запечатлённые на страницах книги, превращаются в драгоценное произведение искусства. Художника поражают удивительные дары суровой северной земли: «Во время нашего пребывания в этом доме нам принесли утром несколько видов репы различных цветов, удивительной красоты. Были тут фиолетовые, как наши сливы, серые, белые и желтоватые, все исписанные жилками красноватыми, похожими на киноварь или на самую лучшую красную камедь, на вид так же приятными, как и цвет гвоздики. Я списал несколько этих плодов на бумаге водяными красками…» Примечательно, что один из спутников художника не поверил в реальность изображённого, и де Бруин с грустью отметил, что люди часто не замечают красоты и неповторимости того, что их окружает.

Мы остановились на этом эпизоде столь подробно, поскольку он позволяет судить об особенностях стиля книги Корнелия де Бруина. В XVII веке донесения и записки о Московии составляли дипломаты, купцы, путешественники, миссионеры. Сочинение де Бруина во многом отличается от этих текстов. Благодаря долгим странствиям и богатому жизненному опыту, Корнелий де Бруин обладал значительно большей широтой взглядов, чем многих из его современников. Замечания художника очень точны, он не судит век, понимая, что мир велик, и обычаи других стран отличаются от принятых в Европе. Благожелательность и внимание — главные черты де Бруина, писателя, художника, человека. Ему интересно всё — природа, люди, их быт и костюмы, праздники и будни, он отмечает неповторимость каждого проведённого в Московии дня. Одно из оставленных им описаний Немецкой слободы, мимолётное и хрупкое, вызывает в памяти зимние пейзажи голландских мастеров: «В средине ноября река Яуза замёрзла позади нашей слободы, и многие немцы, а также некоторые русские, катались по ней на коньках, так как снегу ещё не было. Я приказал сделать ручные санки, какие употребляются при этом у нас в Голландии, и воспользовался случаем провезти с ними на коньках одну госпожу, что представляло зрелище, до тех пор здесь невиданное. Но удовольствие это продолжалось недолго, ибо на другой же день стал падать снег…»

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: