Единственная постройка

Единственная постройкаРанее было установлено, что Уточья башня — не единственная постройка Троице-Сергиева монастыря петровского времени, на что впервые обратил внимание Г. И. Вздорнов в связи с изучением несохранившихся памятников монастыря. К сожалению, его точка зрения в литературе не закрепилась, что вызвано, очевидно, тем, что другие здания, построенные в монастыре в петровскую эпоху, не сохранились. Этот период ныне представлен единственным памятником — Уточьей башней. Между тем, он представлял собой самостоятельный этап строительной деятельности обители, что становится очевидным при обращении к изучению изображений Лавры на гравюрах и чертежах XVIII века. К концу первой четверти XVIII века в монастыре имелись здания, которые по гравюрам Ивана Зубова 1725 года и 1730-х годов можно уверенно относить к петровскому времени: Каличья, Часовая и, возможно, новая Гульбищная башни. По гравюрам и чертежам из Архитектурного альбома ТСЛ видно, что они, как и Уточья, поставлены по прототипам.

Обращают на себя внимание причины, по которым сохранилась только она. Каличья башня, выстроенная без учёта давления новой надстройки, во второй половине XVIII века была заменена другой. Часозвоня, также обветшавшая, была разобрана в 1826 году. Уточья башня оказалась самой прочной и, несмотря на все разрушения, которым она подвергалась, в том числе на протяжении XIX века, дошла до наших дней. Ныне на территории Троице-Сергиевой лавры только надстройка Уточьей башни несёт на себе черты архитектуры петровского времени. Здание башни, воплощающее своим обликом «северное» или «голландское» возрождение, яркой вспышкой вклинилось между Нарышкинским барокко и новым русским искусством.

Важно учитывать, как вписывались новые сооружения в монастырский ансамбль и какая роль им отводилась. На мой взгляд, именно в связи с необходимостью усилить ансамблевое звучание всего комплекса, в конце XVII века происходят изменения в облике тех башен, которым отводилась градообразующая роль — Каличьей, Уточьей и Часозвони. Эти три башни, стоявшие на особо значимых точках, после масштабного «нарышкинского» строительства 1680— 1690-хх годов, уже не «держали» силуэт ансамбля, поэтому их необходимо было выделить. Отметим и то, что только эти три башни и после перестроек ансамбля в XVIII веке по-прежнему имеют сильно отличающиеся от остальных пропорции и силуэт.

Обратимся к источникам, чтобы на основе документальных материалов подкрепить высказанные предположения и показать общую ситуацию в обители в данный период, без знакомства с которой любые гипотезы выглядят спорно.

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: